С наилучшими пожеланиями на картине

 

О том, что в действительности испытывал Лен Уайтинг,

 снимаясь в откровенной сцене! 

 

Леонард Уайтинг в беседе с Beryl Hewitson,

лондонским корреспондентом Tiger Beat, январь 1969

Русский перевод Ольги Николаевой - www.romeo-juliet-club.ru

Фанаты были шокированы, когда Лен Уайтинг появился обнажённым в знаменитой любовной сцене фильма  "Ромео и Джульетта"!  "Как он мог?" - вопрошали они. Теперь, в эксклюзивном интервью Tiger Beat, Лен рассказывает правду о своих ощущениях во время съёмок и впоследствии.

Красавец Лен Уайтинг очень сложный для интервью человек (все репортёры отмечали это), потому что он обладает переменчивым настроением. Один вопрос его может рассмешить, а следующий - рассердить.

Лен сидел развалившись в кресле, одетый в мятые джинсы и коричневый жакет, постукивая ногой и нетерпеливо ожидая моего прихода для интервью. На первый взгляд он казался почти таким же, каким был в "Ромео и Джульетте" - полудлинные волосы, ровный кремовый цвет лица и чистые изумительно искрящиеся ореховые глаза. Но когда я взглянула на него во второй раз, я увидела, что Лен стал более небрежным, чем прежде. В прошлом году он стал носить кожу и замшу и предпочитал выглядеть слегка растрёпанным и не таким аккуратным, как тогда, когда он играл Ромео.

Он шутит над собой

"Вы опоздали!" - объявил он, пиная носком ботинка край стола снизу. Он смотрел на меня открыто и прямо, не улыбаясь и не хмурясь, а просто ожидая моего ответа. Я бы сказала, что он уже не был тем испуганным и неопытным юным актёром, который освоил большую роль Ромео и не умел говорить об этом. Теперь он даёт Вам понять, что он уже обрёл своё положение в кинобизнесе. Он более уверен и менее скован. "Вы пришли слишком рано и волнуетесь!" - ответила я. "Вы правы - полагаю, что это я пришёл рано!" Лен повернулся со смехом и, подобрав свои длинные ноги, сел в нормальном положении. "О'кей - давайте начнём. Я возбуждён, потому что потом я пойду выбирать машину!"

Лен превратил ряд моих вопросов в шутки над собой и надо мной. Он вёл себя так, как будто собирался ответить прямо, а потом словно проглатывал слова и улыбался, не показывая зубов (таким образом, что у него на  щеках появлялись ямочки) и выдавал шутку! Он напомнил бы Вам мальчишку, который знает все ответы на школьном уроке, но не хочет дать учителю прямой ответ, который бы его удовлетворил. Лен действительно больше не боится прессы... и не беспокоится по поводу своих актёрских способностей.

Реакция по поводу "обнажённой" сцены

Наконец я спросила его, что он на самом деле чувствовал, когда снимался без одежды в той сцене. Я не знала, рассердится ли он и скажет, что не желает об этом говорить, или снова обратит свой ответ в шутку. "Я замёрз!" - сказал он коротко, встал с кресла, сунул руки в карманы и начал ходить по комнате. Я подумала, что он рассердился и намеревается уйти, но у самой двери он остановился, резко повернулся на каблуках и пошёл обратно. Он продолжал ходить по комнате, раздумывая, как ему лучше ответить, чтобы мы поняли, что он в действительности испытывал тогда! Повернувшись, он посмотрел в одно окно, затем в другое. Он стал тихим и спокойным, хотя только что непоседливо ёрзал в кресле, оживлённо разговаривая.

"Как Вы могли?"

Затем Лен прочистил горло и начал говорить своим мягким, красивым голосом. "Многие фанаты спрашивали меня об этом, и, признаться, я не знал, что именно сказать им в ответ." - начал он. "Сразу после выхода фильма я получил массу писем от девушек, которые думали, что с моей стороны было слишком фривольно сниматься в такой сцене. Они продолжали спрашивать: "Как Вы могли?" Европейские девушки были не так шокированы, как американки, которые были в ужасе! Некоторые из них рассказали, что в их семьях происходили скандалы, потому что их матери не разрешали им смотреть фильм из-за моей сцены - и это меня очень задевало! "Ромео и Джульетта" назван одним из величайших фильмов всех времён. Министры согласились, что эта сцена неотъемлемая часть фильма, и всякий, кто видел его, знает, что она была сделана с большим вкусом. Я не знаю, что подразумевают некоторые фанаты, говоря, что я поступил ужасно. Есть письма, обвиняющие меня во всевозможных невообразимых вещах."

Я чувствовал себя естественно

Лен провёл рукой по волосам и замолчал на мгновение. "Но Вы не спрашивали меня о реакции на мою сцену, не так ли?" - спросил он, не ожидая ответа. "Вы спрашивали, что я ощущал, когда в ней участвовал. Ну, я только могу сказать, что чувствовал себя очень естественно. Во время съёмки я совсем не был смущён. Я чувствовал себя естественно." - повторил он. Отбросив со лба растрепавшиеся волосы, он посмотрел мне прямо в глаза, давая понять таким образом, что он говорит чистую правду. Начав разговор стоя, теперь он опустился в кресло и продолжил. "И Оливия тоже. Она не испытывала смущения во время съёмки, и если бы это было не так, то я бы знал. Эта сцена обозначала только то, что естественно происходит между новобрачными, которые очень любят друг друга.

Тихая студия

"Я полагаю, всё было бы иначе, если бы люди ходили вокруг того места, где идёт съёмка, выглядывали из-за камер и показывали на нас. Но в студии было спокойно, оттуда удалили всех лишних соглядатаев. Было темно  - помню, сцена подразумевала раннее утро - и, действительно, было очень похоже, что мы с Оливией находимся там только вдвоём. Я не ощущал никакой скованности." Я поинтересовалась у Лена, неужели он не испытывал ни капли смущения, был ли хотя бы намёк на что-то подобное. Он покачал головой, глядя совершенно серьёзно, я и поняла, что это означает "Совсем нет". Затем он сел на своё место и продолжил: "Но, возможно, я чувствовал бы себя по-другому в окружении толпы из пятисот человек. Я уверен в этом."

Убирайтесь!

"На самом деле, единственное, что меня смутило, было после съёмки, когда вошёл фотограф и сказал, что он хочет сделать несколько снимков для рекламы. Мне это совсем не понравилось... и я сказал ему, чтобы он убирался! Мы только что закончили сцену, и я чувствовал себя выжатым настолько, что трудно было двигаться. Я был совершенно измотан и хотел восстановить силы перед тем как покинуть площадку, чтобы снять грим и т.д. Я знаю, что не мог позволить этому фотографу снять нас обнажёнными. В противном случае, Оливия и я видели бы наши фотографии в любом журнале по всему свету, и мы получили бы ту сенсационную, отвратительного рода прессу, которая нам была не нужна.

В каждом киоске

"У меня нет никого желания видеть свой голый зад на обложках всех журналов в киосках по всему миру. "Разве это не ужасно?"  При мысли об этом, Лен откинулся в кресле и расхохотался, качая головой и хлопая себя по лбу. Наше интервью закончилось, и Лен собирался уходить, чтобы отправиться в поисках машины по лондонским магазинам. Но перед тем, как уйти совсем, он заглянул обратно в комнату и добавил в заключение: "Большое спасибо. Я очень рад, что Вы спросили меня об этой сцене. Мне всё время хотелось рассказать американским фанатам о своих настоящих ощущениях. Я думаю, до сих пор они этого не понимали." Потом Лен закрыл дверь и пошёл за своей новой машиной.

Русский перевод Ольги Николаевой - www.romeo-juliet-club.ru

 

Интервью Оливии Хасси,

 

которое она дала Sherri Bartlett, репортёру журнала FAVE,

в марте 1969 года

Русский перевод Ирины Матвеевой, специально для www.romeo-juliet-club.ru

Леонард Уайтинг был превосходным выбором для роли Ромео, потому что многим девушкам кажется, что восхитительный Лен  - это сама Любовь, пришедшая в жизнь в человеческом облике. Если бы это было так, то кто, как не Лен, мог бы стать лучшим учителем для девушки, которая хочет всё узнать о любви! Никакая другая девушка не была ближе к Лену Уайтингу, чем Оливия. Это её собственная, очень личная история!

«Любой девушке известно теперь, что Лен и я не влюблены друг в друга, хотя в течение очень долгого времени повсюду летали слухи, утверждающие противоположное. Так много девушек написало мне после увиденных ими  в «Ромео и Джульетте» наших сцен любви, что независимо от того, сколько раз я отрицала это, они ни за что не поверят, что у меня нет тайной любви к Лену. Они говорили, что видели её в моих глазах. Я избегала говорить на эту личную тему по многим причинам: я не хотела ранить Лена, я не знала, как сказать точнее о том, что было в моём сердце и, прежде всего, я не была готова говорить об этом… Я действительно ещё недостаточно знала о любви! Лен сам научил меня, как прийти к тому, чтобы, наконец, быть готовой открыть своё сердце.

  Когда Лен и я впервые встретились, мы были столь озабочены нашим прослушиванием и чтением сценария, что тогда с наилучшими пожеланиями на картине действительно не было времени ни для чего другого. Но, несмотря на всю эту занятость, я должна признаться, что всё-таки заметила его. Мне только исполнялось шестнадцать, и в моей жизни ещё ничего такого не было, поэтому, хотя я и умела отлично притвориться искушённой (я всё-таки актриса), на самом деле я не знала, что значит по-настоящему любить. Мне было интересно, будет ли Лен тем самым мальчиком, который поведёт меня в глубокие тайны любви. Вы понимаете, не так ли? Я, конечно, не могла не бояться того дня, когда мы с ним предстанем перед камерами раздетыми! Я всерьёз думала о том, чтобы предпринять что-нибудь отчаянное. Вы знаете, иногда бывает просто удивительно, как внимательны по отношению к тебе могут быть другие люди, и они действительно могут знать, что тревожит тебя, а ты всё это время думаешь, что твои чувства являются тайной, известной только тебе одному.

Оказалось, что Лен пристально наблюдал за мной, и он понял, что есть нечто очень, очень важное, что не даёт мне покоя. Как-то после репетиций, проходивших под ясным голубым небом, он предложил мне пойти с ним поужинать! Я пробормотала «хорошо, Лен», и после того, как освежилась, мы запрыгнули в его спортивную машину и направились за город. У нас был типичный британский ужин, в очень британской обстановке загородного отеля, с большим камином и удобными маленькими столиками, освещёнными самодельными сальными свечами. После того, как мы оба, приятно поужинав, были сыты, Лен откинулся на спинку своего стула и так же просто, как если бы он сказал «Отлично!» своему другу, спросил: «Олли, ты беспокоишься по поводу сцены, где нам нужно будет сниматься раздетыми, не так ли?» Я, должно быть, ужасно покраснела! Все, что я смогла сделать, это прошептать чуть слышное «Да». Не было и намека на грубую забаву по отношению к моей проблеме, только мягкая доброжелательность и понимание в голосе Лена, говорившего мне тогда, что он тоже волнуется, и, верите или нет, хотя он и парень, Лен беспокоился, что будет испытывать смущение! Но он продолжил разговор, сказав, что во многом испытывает те же чувства, что и я, и вдруг я поняла, что он к чему-то ведёт! «Оливия, - сказал он (впервые не назвав меня «Олли», как он меня обычно звал): я желал бы, чтобы мы были рождены братом и сестрой, тогда мы могли бы сыграть обнаженную сцену без всех этих проблем, которые мы оба чувствуем. Я полагаю, что настоящая сложность для нас обоих состоит не в том, что мы едва знаем друг друга, а, возможно, в том, что мы просто влюбились». Когда Лен сказал это, моё сердце забилось так сильно, что я была уверенна: он это слышал. Но он только продолжал говорить со мной тихо и мягко. «Оливия, - сказал он, и его глаза были очень серьёзными  и искренними, - есть кое-что, чего я хотел бы: ты, пожалуйста, храни это в своих мыслях и сердце, когда наступит момент нам сыграть эту сцену, когда мы должны будем увидеть друг друга полностью: в действительности это что-то значило только для тех счастливых влюблённых, которые осуществили свою мечту о браке друг с другом. До того дня, когда мы будем абсолютно уверенны в своих чувствах друг к другу, единственная любовь, которую я позволю себе испытывать по отношению к тебе - это совершенная и невинная любовь брата к своей драгоценной сестре. Когда мы будем делать эту очень сложную сцену, в моих глазах ты будешь только более полно и красиво одетой в совершенную искренность и доброту своего светлого разума. Ты будешь окружена и защищена бриллиантовым, мерцающим светом, который позволит мне видеть только твои глаза и ничего больше».

 Когда начались наши  настоящие совместные репетиции, я обнаружила, что немного боюсь Лена. Внутренне, я задавала себе вопрос: было ли это первым знаком любви? Я полагаю, что из-за своей сильной скованности в присутствии Лена, сначала на репетициях я делала всё не слишком хорошо. У меня либо были проблемы с запоминанием своих слов, либо я произносила их с чувствами прямо противоположными нужным. Я бы не обвиняла Лена, если бы он иногда сердился на меня! Но он всегда был очень терпеливым, помогающим и очень понимающим. Я молилась, чтобы у меня всё выходило лучше, и он не видел бы, что я чувствовала по отношению к нему… чувствовала глубокую и переполняющую любовь! Когда пришло время репетировать сцену брачной ночи Ромео и Джульетты, в которой мы должны были предстать перед камерами абсолютно обнажёнными, я запаниковала! Как я могла позволить Лену увидеть себя в таком виде, когда теперь для меня он был не просто актёром, с которым у меня будет профессиональная работа. Теперь он был для меня гораздо больше этого, и по некоторым причинам я никак не хотела, чтобы он увидел меня так!

 «Я буду слышать твой голос, идущий из середины этого красивого, мягкого сияния, который будет говорить мне только о твоей прекрасной личности и глубине твоей души. Это я обещаю всем своим сердцем!» Я была так наполнена умиротворением и любовью нежных слов Лена, что расплакалась прямо там, в гостинице. И я никогда не забуду это мгновение, пока живу.

Потом получилось так, что мы сыграли обнажённую сцену без проблем. И хотя Лен и я позже поняли, что мы никогда не сможем достичь глубины настоящей любви, он открыл мне одну большую истину. Есть много видов любви в этом мире. И любовь Лена ко мне – совершенная любовь брата к сестре - всегда будет одним из моих самых дорогих воспоминаний, драгоценным уроком реального понимания любви, которую я буду хранить в сердце всегда.

Мира и любви, Оливия.

Русский перевод Ирины Матвеевой, специально для www.romeo-juliet-club.ru

 автор сайта "Ромео и Джульетта" - Ольга Николаева / Olga Nikolaeva - the author of this site 

 

( Courtesy Dina Abildaeva and Rebecca Madison )

Вниманию поклонников Леонарда и Оливии!

 

Оливия Хасси и Леонард Уайтинг, которые многие годы поддерживают дружеские отношения,  впервые со времён "Ромео и Джульетты" снялись вместе в фильме Брюса Уэбба Social Suicide - "Социальное Самоубийство". Шекспировская история в нём разворачивается в контексте увлечения юного поколения социальными сетями. Оливия и Леонард играют в фильме родителей главной героини Джулии - современной Джульетты, в роли которой снималась молодая актриса Индия Айсли, дочь Оливии в жизни. Фильм вышел на экраны в 2015 году.

Раздел о фильме Социальное Самоубийство / Social Suicide на нашем сайте.

 


Источник: http://www.romeo-juliet-club.ru/dseffirelli.html


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Фильм РОМЕО и ДЖУЛЬЕТТА ФРАНКО ДЗЕФФИРЕЛЛИ, 1968, What is Как сделать сухарики из батон

С наилучшими пожеланиями на картине Читать онлайн - Архангельский Глеб. Тайм-драйв. Как
С наилучшими пожеланиями на картине Б - российские актёры - Кино-Театр. РУ
С наилучшими пожеланиями на картине Отзывы - Вячеслав Губанов и Lifexpert
С наилучшими пожеланиями на картине 7 способов отключить или включить USB порты в
С наилучшими пожеланиями на картине ArtOfWar. Носатов Виктор Иванович. Алма-Атинское пограничное
С наилучшими пожеланиями на картине Анекдоты - Свежая десятка анекдотов
С наилучшими пожеланиями на картине ВСЁ ДЛЯ ЮБИЛЕЯ! И ДНЯ РОЖДЕНИЯ! Сценарии праздников
С наилучшими пожеланиями на картине Зажим для якорной веревки своими руками
КОЖАНАЯ СВАДЬБА (3 ГОДА ) Подарок и поздравления с Как понять что парень влюбился? Как сильно он влюблен Какие награды дают право на статус ветерана труда? Полный Кирпичная мини -печь для бани. Время растопки 3 часа. - FORUMHOUSE Композиционное построение сценария культурно-досуговых программ Марина Цветаева. Стихотворения Пародонтоз, народные средства, лечение пародонтоза Поделки из Дисков Смешарики Противопоказания к имплантации зубов, осложнения от

Похожие новости